22 Мая 2018

Прошлое и настоящее :: История Константина Чикина

Некоторое время назад мне довелось поработать с альбомом купцов староверов-новопоморцев Чикиных, любезно предоставленным проживающей в Москве Еленой Константиновной Зиновкиной. Прадед Елены Константиновны, Георгий Иванович Чикин, родился и прожил значительную часть жизни в доме своего отца Ивана Ивановича, в районе старой Кромской площади. В настоящее время это здание занимает Орловский военно-исторический музей. В начале ХХ века Георгий Чикин с женой Екатериной Иосифовной и девятью детьми уехал в Санкт-Петербург, увезя с собой значительную часть семейного архива. С удьба детей Чикиных - Татьяны, Ивана, Александра, Константина, Юрия, Ольги, Варвары, Евгения и Дмитрия - сложилась по-разному. Елена Константиновна почти ничего не знает о братьях и сестрах своей бабушки, Александры Георгиевны.

Только удивительная судьба ее младшего брата Константина стала одной из семейных легенд. После революции он пропал при невыясненных обстоятельствах. Неразбериха в стране была такая, что его посчитали умершим и почти полвека молились за упокой души. В его честь старшая сестра Александра назвала своего единственного сына, отца Елены Константиновны. Но на самом деле Константин Чикин все это время был жив и здоров. В 1920-м в возрасте 15 лет он волею судеб оказался в Турции, а затем в Болгарии, где в древнем городе Тырново окончил русскую гимназию. Затем были работа на шахтах, учеба в архитектурной школе в бельгийском городе Лувене и переезд в Париж. В Париже Константин Чикин женился на русской женщине и открыл собственное фотоателье. Занимался съемкой документальных и мультипликационных фильмов. Но дать о себе знать семье, оставшейся в России, смог лишь во времена «оттепели». В 1966 году Константин Георгиевич Чикин единственный раз приехал в Ленинград на встречу с матерью и сестрами. Больше им встретиться не довелось. Но до последнего продолжалась переписка с родственниками. Особенно с сестрой Александрой (бабушкой Елены Константиновны), которую по старой памяти он называл, как в детстве, Шурочкой. Александре и Константину Чикиным было что вспомнить.

Несмотря на разницу в возрасте в четыре года (Александра с 1901 года, Константин – с 1905-го), они были очень дружны. На снимках из семейного альбома они всегда рядом. Правда, фотографий, где запечатлен Константин, не так уж много. Он точно есть на одном фото, сделанном в орловском фотоателье, куда родители, Екатерина и Георгий Чикины, привели фотографироваться своих детей – Таню, Ваню, Костю, Шурочку и их новорожденную сестричку Олю. Счастливая семья улыбается, глядя в объектив.

Только сидящая в ногах у родителей маленькая Шурочка, испугавшись незнакомого дядю с громоздким деревянным фотоаппаратом, опасливо прижимает к себе младшего братика, словно защищая его. А маленький Костя в нарядной вышитой косоворотке совсем не боится. Он смотрит на фотографа и его технику, раскрыв рот, с замиранием и восторгом. Кто знает, может, именно тогда ему впервые захотелось самому стать у фотоаппарата. Еще одно фото Константина Георгиевича Чикина осталось в семье после его визита в Ленинград. На нем он уже седой солидный мужчина в строгой жилетке и белой рубашке.

На других снимках из семейного альбома достоверно опознать его пока не удалось. Лишь еще один снимок, присланный им самим из Парижа, еще до визита в СССР в 1961-м, до недавнего времени не вызывал сомнений. Но с ним-то и была связана одна из загадок, подстерегавших меня в альбоме Чикиных. На снимке отец семейства Георгий Иванович пьет чай за столом, накрытым в саду, в окружении своих детей.

Фотограф явно застал их врасплох. Отец и дети смотрят немного растерянно и не успели принять обычных для фотографии в фотоателье парадных поз и натужных улыбок. Ближе всех к фотографу стоит Шурочка в белом платье. На этот раз она совсем не боится, а даже позирует. По другую сторону стола, рядом с отцом, два маленьких мальчика. Один, в фуражке с кокардой, опасливо придвигает к себе запотевший стакан с чаем. Второй стоит за его спиной, и его лица почти не видно. На обороте присланного фото, хранящегося дома у Елены после смерти бабушки, есть надпись, сделанная рукой Константина Чикина: «Дорогая Шурочка! Неужели это были мы?! А ведь я даже узнаю старую вишню у забора, на которой было больше клея (невкусного), чем вишен. Это дорогая Оля поделилась со мной своим сокровищем, думаю, ты имеешь полное право иметь копию...» Конечно, бабушка Елены, Александра Георгиевна, помнила момент фотосъемки. Тогда фотографирование, а тем более дома, было событием. Знала она, кто есть кто на этом снимке начала века. А вот ее детям и внукам было уже труднее разобраться. Ориентируясь на подпись, в семье долгое время считали, что мальчик в фуражке и есть Константин, приславший данный снимок. Но все оказалось не так.

При первом взгляде на фото меня заинтересовала фуражка на мальчике. Что за странный знак на ней? Это оказался кадуцей - древний знак бога Гермеса, один из символов Министерства финансов и таможни Российской империи. Кокарда на фуражке в форме кадуцея была у учащихся коммерческих училищ, находившихся в начале ХХ века в ведении Министерства финансов. В Орле такое училище было, и занимались там в основном дети богатых купцов. К этому располагали высокая плата и профиль учебного заведения. Училище было совсем недалеко от дома Чикиных, в его здании сейчас орловская школа № 2 на Карачевской улице.

Вроде бы все сходится? Нет, не все. Шурочке на фото на вид лет 6-7, значит Константину, который младше ее на 4 года, должно было быть года 2-3. Но в училище брали с 7-8 лет. Значит, либо маленькая девочка на самом деле гораздо старше, чем выглядит, либо в центре фото вовсе не Константин. Сравнив снимок с другими имевшимися в альбоме фотографиями детей, мы с Еленой пришли к выводу, что это старший из сыновей Георгия Чикина, Иван. У него с детства было очень характерное лицо, позволяющее узнать его на всех семейных снимках. Раньше, когда все были сбиты с толку подписью, на это сходство просто не обращали внимания.

Но не мог же Константин ошибиться, подписывая снимок? Значит, он там тоже есть. И это второй мальчик, лица которого почти не видно за братом. Как и много лет назад, Константин Чикин снова нечаянно ввел всех в заблуждение, но сам, уже заочно, помог поставить все на свои места. Без его подписи мы никогда бы не узнали, что это он стоит за братом на том старинном снимке. Однако это была не единственная загадка, поджидавшая меня в альбоме купцов Чикиных.
Поделитесь этой новостью в соцсетях:
. . .
.
x
.
. . .