13 Июня 2018

Прошлое и настоящее :: Большая фотография с большими странностями

Старинные фотографии нередко вызывают любопытство даже у людей, чьи интересы далеки от истории и генеалогии. Одним своим видом – твердым картонным паспарту с изящными виньетками, диковинным антуражем места съемки, костюмами и прическами людей. А ведь за каждым старинным фото таится своя удивительная история, сплетение судеб и событий. Век спустя даже прямые потомки не всегда могут с точностью сказать, кто же запечатлен на этих пожелтевших картонках. Не одну такую загадку столетней выдержки мне приходилось разгадывать за последние годы. И вместе с разгадкой нередко развеивать устоявшиеся семейные легенды и даже опровергать подписи на снимках, сделанные потомками или даже вовсе случайными людьми по ошибке или неверно истолкованные много лет спустя. С разу несколько загадок, связанных со старинными фотографиями, поджидало меня при работе с альбомом купцов Чикиных, любезно предоставленным мне их потомком, проживающей в Москве Еленой Константиновной Зиновкиной. В наши дни дом, построенный прапрадедом Елены, орловским купцом и старовером-новопоморцем Иваном Ивановичем Чикиным, хорошо известен всем горожанам. В нем располагается военно-исторический музей. Одно из лучших фото в альбоме оказалось одновременно и самым загадочным. Это большой групповой снимок начала ХХ века, выполненный неизвестным автором. Семья Чикиных сфотографировалась в полном составе в саду собственного дома. На фоне кирпичной стены фотографу позировали сразу три поколения рода. Рассматривая это большое фото, я сравнивала его с другими уже известными мне снимками семьи Чикиных и постепенно выясняла, кто там изображен. В центре большого семейного снимка сидят владельцы усадьбы Иван и Евдокия Чикины. Именно Иван Иванович Чикин заказал архитектору Тибо-Бриньолю проект перестройки родительского дома, после которого здание приобрело свой современный вид. Рядом с ними сидят невестки Анна и Екатерина. За женами стоят их мужья, сыновья владельца дома. Старший, Георгий, крайний справа в верхнем ряду, с густой черной бородой и в косоворотке. Младший, Алексей, второй слева в белой форме и фуражке. Молодой мужчина в костюме, сидящий слева с краю, скорее всего младший брат хозяина дома. Он уже фигурировал на более позднем снимке, описанном в 2012 году в статье директора военно-исторического музея С. Широкова. В статье написано, что у старшего Чикина было два брата – Тарас и Дмитрий. В 1913 году трое братьев Чикиных сфотографировались вместе с тульским купцом Баташевым в Орле. Но кто на том фото Дмитрий, а кто Тарас, не указано. Поэтому и имя сфотографировавшегося в саду брата хозяина мне пока не известно. С сидящими на первом плане четырьмя детьми – внуками хозяина дома - вопросов не возникло. Перед женой младшего сына Алексея, Анной Егоровной, сидит их дочь, тоже Анна. Перед женой старшего брата Георгия, Екатериной Иосифовной, их трое детей, расположенные строго по возрасту. Чем дальше от матери, тем старше. В центре – Татьяна и Иван. У ног мамы - совсем крошечная Александра, будущая бабушка владелицы альбома Елены Константиновны. По ее возрасту снимок можно довольно точно датировать 1901/2 годом. Не удалось мне выяснить лишь, что за молодой человек с усами стоит в последнем ряду и личности двух женщин рядом с ним. Скорее всего, это дочери хозяина дома, Наталья и Варвара, и муж одной из них. Но главная загадка этого снимка для меня была совсем не в этом. Вопросы вызвала форма явно военного образца, в которую облачены неизвестный молодой человек и младший из сыновей купца, Алексей Иванович Чикин. Откуда военные в семье купцов-староверов? Нет, конечно, и среди детей орловских староверов были люди, выбравшие военную карьеру. К примеру, из семьи староверов Звягинцевых, по совпадению живших в соседнем квартале с Чикиными, был даже один из пионеров русской авиации, летчик Эраст Звягинцев. Но он личность известная и авиации посвятил всю свою короткую, но яркую жизнь. А вот о военных заслугах Алексея Чикина его потомки никогда ничего не писали. И сам он на многочисленных семейных снимках, выложенных в открытом доступе его праправнучкой, живущей в Орле Ольгой Савиной, никогда прежде не был в военной форме. Все в костюмах да в шляпе-котелке. Начав решать эту загадку, я быстро зашла в тупик и решила обратиться к специалистам. Благодаря им я узнала, что на Алексее Чикине форма младшего унтер-офицера, но почему-то без кокарды на фуражке. А стоящий рядом с ним молодой человек с усами – рядовой. После консультации со специалистами у меня появилась версия, что снимок сделан, когда члены семьи Чикиных служили в армии по призыву или были так называемыми вольноопределяющимися. Быть вольноопределяющимся богатому купцу или купеческому сыну, конечно, было бы сподручнее. В армии начала ХХ века это значило заменить вероятное (по жребию) попадание на службу на долгий срок и на худших условиях добровольным поступлением на меньший срок службы и на лучших условиях, с последующим присвоением офицерского чина. Вольноопределяющиеся должны были содержать себя за свой счет, но взамен имели право проживать вне расположения части. Срок службы на начало ХХ века у них составлял один год. При этом в ходе службы вольноопределяющийся мог исполнять должностные обязанности, соответствующие в том числе унтер-офицеру, с соответствующими лычками на погонах. Правда, право на такую службу имели только люди с высшим или средним образованием. Было ли оно у Алексея Чикина? И вообще так ли все было, как я предполагаю? Ответа пока нет. Но я верю, что он когда-нибудь появится. По забавному совпадению эта загадка очень подходит по профилю военно-историческому музею, ныне находящемуся в стенах бывшего дома купцов Чикиных.
Поделитесь этой новостью в соцсетях:
. . .
.
x
.
. . .